Дата: 2018-05-11 13:28:00 | Номер новости: 36295 | Постоянная ссылка | Источник: Газета "Плюс Информ" | Автор - | Ссылка на источник

Пуленепробиваемый Очур

Они уходили на войну, зная, что назад не вернутся – они не могли отступать, не могли обесчестить свой род и свою страну. Тех, кто вернулся, война не отпускала. Она приходила к ним во сне, просыпаясь, они думали, что надо идти в бой. До преклонных лет дожили немногие, и Ховалыг Даргый-оолович Очур – один из них.

Сын кузнеца и охотника

Обычно любую биографию начинают с того, что указывают, где родился человек, кто его родители. Вот только нам сейчас придется заниматься в основном уточнениями к биографии.

Сам Ховалыг Очур писал о себе так: «Я, Ховалыг Даргый-оолович Очур, родился 5 мая 1916 года в местечке Ортаа-Хем сумона Чаа-Холь Улуг-Хемского кожууна (в настоящее время территория Чаа-Хольского кожууна) в семье кузнеца Даргый-оола Сайын-ооловича Ховалыга. Родители мои - уроженцы сумона Эйлиг-Хем».

Начнем с того, что в 1916 году не было ни Чаа-Хольского кожууна, ни Улуг-Хемского. А место его рождения находилось в Маады хошууне. Исходя из имени отца, его должны были бы звать Очур Даргый-оолович Ховалыг, но, как и в случае с отцом Сергея Шойгу, в документах имя и фамилия поменялись местами.

Да и с отчеством было немало накладок, есть несколько написаний: Даргый-оолович, Даргий-оолович, Таргый-оолович, Торгай-оолович. А в Указе Президиума Верховного Совета СССР «Об утверждении награждения орденами и медалями СССР офицеров, сержантов и рядовых добровольческого эскадрона Тувинской Народной Республики» орденом Оте­чественной войны I степени под номером 15 награждают рядового «Очура Ховалыга Тарый-оол».

Дарган – кузнец – человек, конечно, уважаемый. Но особого богатства в многодетной семье не было. Главное наследство, которое получил Ховалыг Очур от отца, – это умелые руки, трудолюбие и талант охотника.

Быть первенцем в многодетной семье - это значит понимать, что на тебе лежит ответственность за младших. И Ховалыг рано начал работать. Сначала ухаживал за младшими братьями и сестрой. Но потом пришлось и ходить за скотом, и убирать урожай. Чуть позже начал помогать в кузнечном деле отцу. Начинал с мелкой домашней утвари, потом ему доверяли и более сложную работу.

Отец был не только известным кузнецом, но и добычливым охотником. Он брал сына на охоту, учил распознавать следы, выслеживать и пушных, и крупных зверей.

Учился и учил

Школы в те годы в Туве были, но учиться в них ему не пришлось. Алфавит выучил сам: «Когда пас овец, писал на снегу, составлял предложения». В шестнадцать лет вступил в Тувинский Революционный Союз Молодежи. Скоро его избрали секретарем первичной организации в Ортаа-Хеме. Секретарем он был до 1937 года.

А в 1937 году стал членом Тувинской Народной Революционной партии. Имея за плечами опыт секретаря ТРСМ, вскоре был избран секретарем Ортаа-Хемской первичной партийной организации.

Уже после войны Ховалыг Очур сотрудничал в газете «Улуг-Хем», писал заметки, делился воспоминаниями. В том числе и о начале своей партийной работы. В частности, он писал, что «вел работу по пропаганде нового уклада жизни, коллективизации». В этом его поддерживали председатель арбана Х. С. Менниг-оол и председатель сумона К. Чигден.

После очередных курсов партийной работы стал инструктором кожкома партии. А когда началась война, вся работа партийного инструктора была направлена на организацию помощи фронту. В 1941 году учился в совпартшколе в Кызыле, окончив ее, по распределению стал работать в Народной революционной армии.

Пулеметчик

Дмитрий Аксенов, кандидат исторических наук, пишет: «Примечательно, что Тува предложила отправить до 7 тысяч добровольцев уже в 1941 году, однако получила из Москвы отказ с мотивировкой, что население республики и без того слишком немногочисленно».

Желающих добровольно отправиться на фронт, помочь своему соседу сражаться с агрессорами, было действительно много. Выбрали самых достойных.

Население и впрямь немногочисленное, но опозорить свою страну было нельзя. Тувинские кавалеристы никого не брали в плен, и сами тоже не сдавались. Они не кланялись пулям, чтобы не сочли их трусами. Сражались до последней капли крови. А ведь многие из них не знали даже языка страны, за которую умирали.

Рядовой Ховалыг Даргый-оолович Очур был пулеметчиком первого отделения пятого пулеметного взвода под командованием старшего лейтенанта Бурзукея Сурасовича Сата.

Он участвовал в сражениях на Украине в селах Деражно, Сурмичи, Дубно, городе Ровно. В сражении за Ровно получил от своих товарищей прозвище «Ок отпес Очур» - «Пуленепробиваемый Очур». Под Ровно, где тувинские добровольцы выступали передовым отрядом, сложилась трудная ситуация. Надо было занять мост и не дать прорваться врагу. Для этого – определить, где сосредоточены огневые точки врага. Это была своего рода разведка боем. В ходе боя Ховалыг Очур прошел через мост навстречу фашистам, не давая передышки вражеским стрелкам.

Он не ложился и не прятался от пуль, он шел – отстреливаясь. Обнаруживал огневые точки и поражал врага. Отец его учил метко стрелять, учил охотиться. Но это была совсем другая «охота». «Зверя» не нужно было выслеживать, его можно было обнаружить, только вызывая огонь на себя.

Немцы не смогли отстоять свои позиции и отступили, сдав мост кавалеристам. Подвиг Ховалыга Очура позволил нашим занять мост с минимальными потерями. Одежда «Пуленепробиваемого» была вся изрешечена пулями. Но он выжил.

Очур Ховалыг Даргый-оолович, гвардии рядовой, награждён Орденами Великой Отечественной войны I и II степеней.

Когда большую часть добровольцев отправили домой, для Очура Ховалыга война еще не кончилась – в Иркутске готовили новые подразделения для войны с Японией. Но в сентябре 1945 года была подписана капитуляция Японии и 20 мая 1946 года по Указу Верховного Совета СССР эти подразделения расформировали.

Конюх и чабан

Вернувшись в Туву, Ховалыг Очур вновь много занимался партийной работой. Сначала был инструктором Чаа-Хольского райкома партии. После окончания совпартшколы - инструктором Сут-Хольского райисполкома. Был парторгом колхоза имени Жданова, а потом и его председателем.

Он не пользовался служебным положением, чтобы продвигать родственников, да те и сами не хотели. Отец оставался в Ортаа-Хеме чабаном, дядя был пастухом в Урбюне, двоюродные сестры – телятницей и дояркой.

Сам Ховалыг Очур с 1957 по 1961 год был бригадиром животноводческой бригады, учетчиком фермы. Потом конюхом. А на пенсию он ушел, будучи чабаном совхоза «Дружба».

Его жена Уйнук Сереновна Доспан родила ему пять детей – трех сыновей и двух дочерей. Большинство детей и внуков тоже работают в сельском хозяйстве.

Такой была жизнь его семьи.

Но и на пенсии он не оставался без дела. Воспитывал внуков, много работал. Сотрудничал в газете и очень много писал. Писал о своих друзьях-фронтовиках.

В 1980 и 1987 годах побывал с фронтовыми друзьями на Украине. Они посетили города и села, где навсегда остались их товарищи. Посетили мемориалы и памятники, музей.

Дома, в Туве, фронтовики встречались в основном 9 Мая. Как вспоминает дочь, Клара Ховалыговна, к ним в гости приезжали Кыргыс Норбу-оол, Доржукай Красин, Оюн Седен-оол. Эти встречи тяжело давались всем. Как правило, в следующие дни они просыпались, думая, что идет война, что надо идти в бой.

Последний день Победы Ховалыг Очур встретил в 1996 году, когда во дворе Чаа-Хольской средней школы открыли обелиск тувинским добровольцам Чаа-Холя. Он был в числе ветеранов, принимающих участие в торжественном митинге. Каждый год 9 Мая у памятника добровольцам Чаа-Холя проходят встречи с ветеранами войны и тыла, смотры строя и песни.

Только Ховалыга Очура уже нет. Он достойно прожил 80 лет. В честь него названа одна из улиц Шагонара, установлена мемориальная доска на доме, где он жил. А что осталось после него? Остались дети, внуки и правнуки. Осталось мирное небо для всех нас, которое он отстоял в боях.

И. Качан

 

Поделиться в сети
ВК FB