Дата: 2018-09-07 10:56:32 | Номер новости: 43354 | Постоянная ссылка | Источник: Газета "Тувинская правда" | Автор -admin | Ссылка на источник

Декрет — это не про неё

На работу в этом сентябре Алёна Удод, тренер маленьких тувинских гимнасток, вышла не одна. Руководит Алёна Викторовна всё так же требовательно, раздаёт задания воспитанницам, объясняет им новое, поправляет, а в это время на груди у неё — маленький розовый комочек. Сладко посапывает под музыку родного маминого голоса.

30-го мая в семье тренеров по художественной гимнастике Юрия Родичева и Алёны Удод случилось пополнение: на свет появилась вторая наследница, крохотная Анечка. Старшую, Амелию, мама нынче отвела в первый класс, а с малюткой, которой едва-едва стукнуло три месяца, вышла на работу. Буквально не отнимая её от груди.

Такова участь всех тренерских детей, говорит Алёна. Вот и её старшая в спортзале — с двухнедельного возраста. Выросла в нём.

Декрет для Алёны Удод — статус запредельный. Как же она будет сидеть дома, когда её ждут столько детей? Никто ради её материнского отпуска не отложит соревнований, а с девочками заниматься надо ежедневно. Спорт — мир суровый, не терпящий пренебрежения. Поэтому, едва выписавшись из роддома, Алёна — уже вся в заботах. Уже раздавала задания, пропадала в спортзале.

— На самом деле я могла бы и до­ма посидеть, — признаётся она, — там справились бы и без меня, хотя бы пару недель. Муж очень помогает. Ещё у нас работает отличный хореограф — заслуженный артист РТ Марат Тумат. Воспитанницы помогают. Я, конечно, доверяю моим помощникам, но предпочитаю всё перепроверять сама. Наверное, это не очень хорошо…

Просто у вас повышенная ответственность за дело, которым вы занимаетесь. И происходит это немного в ущерб семье.

— Ой, очень даже в ущерб — сейчас я это особенно понимаю. Если после рождения первой дочери я ещё позволяла себе сидеть до десяти вечера в зале с другими детьми, а моя дочь в это время самостоятельно ложилась спать, и я тогда плохо понимала серьёзность ситуации, — то сейчас я всё переосмыслила. Поэтому одну вечернюю тренировку даже вычеркнула из расписания.

Сколько продлился ваш декрет после рождения первой дочки?

— Одиннадцать дней.

А кто помогает сейчас вам с маленьким ребёнком?

— Никто. Она всё время со мной. Уже 21 июня вместе со мной пошла на работу.

То есть растут у вас такие дети полка — всё время у мамы и папы на работе, среди коллектива, воспитанниц… Впитывают профессию буквально с молоком… Наверное, будут спортсменками.

— Ну, что касается первой дочери — я очень мечтала, что она станет гимнасткой — а как же иначе? Но всё пошло как-то наоборот. Тренируется она с удовольствием, но особого интереса нет. Для неё круто — просто быть рядом с мамой. Она может побегать, поиграть в фойе, найти себе подружек по пути…

Ага, практически бытовуха…

— Да-да, она же выросла в зале — ела там, пила, спала… Она не отождествляет это место с чем-то таким, куда пришёл, отработал — ушёл. Поэтому по поводу Амелии я уже успокоилась. А вот как получится со второй дочерью — не знаю. Конечно, хочется что-то выстроить для своего ребёнка, но… это беда всех тренеров. Мы-то это всё понимаем. К сожалению, этого не понимают наши воспитанники и их родители. Однако и мы так же росли. У нашего тренера, когда мы занимались, тоже росла дочка — и нам никогда в голову не приходило задуматься: а ведь той девочке очень не хватало материнского внимания. Это внимание, которое должно было предназначаться ей, получали мы.

Имя второй дочери дали простое, а вот у первой — такое необычное…

— О, это целая история. Когда я переехала в Туву, то первый год ходила в эйфории, мне казалось, что я попала в сказочное королевство, всё было так интересно… И на этой волне захотелось назвать дочь как-то необычно. Тогда у меня была гимнастка Айлада, мне безумно нравилась и сама девочка, и её имя. Но когда я предложила её имя мужу, он сказал: две Айлады — это слишком. Стали думать, и мне вдруг вспомнилась актриса Амалия Мордвинова. Она мне нравилась. Имя Амалия как-то не очень, а вот Амелия — это как цветок, Амели, Эмили — так и сяк, казалось, такое нежное и красивое. И мужу понравилось.

А во время второй беременности сначала нам пообещали сына. Амелия предложила: давайте назовём братика Айдысом. А она в садик ходила в группу, где была единственной русской девочкой — выучила там песню на тувинском языке, знала некоторые фразы… да я ведь и сама поначалу хотела выучить язык, занималась два года…

Да вы что! И как?

— Я всегда думала, что у меня есть способности к иностранным языкам — оказалось, что я ошибалась. В общем, Амелия кокетливо предложила назвать братика Айдысом. Папа на это сказал, что Айдыс для нашей семьи — это слишком необычно. Потом узнали, что у нас девочка. В общем, получилась в итоге у нас Анна. Анечка.

Алёна, как на первых порах вашего здесь пребывания происходило погружение в местную культуру? Насколько вы Туву впустили в себя? Прижились здесь?

— Я чувствую, что я свой здесь человек. Приятно, когда в соцсетях пишут незнакомые люди с благодарностью за то, что я воспитываю тувинских детей, показываю им Россию, мир и вообще другую жизнь. Очень приятно, что меня ценят. Ну а в детстве я же часто здесь бывала — моя мама родилась здесь. Здесь у меня дядя, тётя, бабушки-дедушки.

То есть ни с чем особенно новым вы не столкнулись?

— Почему? Нет. Когда я приезжала сюда маленькой, я очень любила парк — он отдавался во мне какой-то сказочностью. До сих пор его очень люблю. А вот что касается национальной тувинской одежды, горлового пения, традиций — этого я ничего не знала. Тогда, в детстве, это прошло мимо меня. Поэтому на первом корпоративе в честь дня учителя, когда выступили горловики, — как только они запели, мне показалось, что я впала в транс... Я почувствовала, что что-то происходит внутри меня — надо мной нависла какая-то торжественность, что-то мистическое… Поглотило меня — и, видимо, до сих пор не выпускает. Так вот и погружалась.

А самостоятельно что-то предпринимали?

— Да. Первый год, пока мы не были обременены детьми, мы с мужем каждый день ездили на машине до и после тренировок — за Кызыл, к Черби, к Серебрянке. Мой муж — мастер спорта по горным лыжам, он очень полюбил эти горы, природу. Даже на чабанскую стоянку заехали как-то. Хотели пообщаться с людьми, купить кусочек баранины — но нам сказали, что по кускам не продают. Целого вот, сказали, забирайте. А нам куда целый баран? Что с ним делать?

Алёна, а ваше телосложение — эта худоба — она генетическая, или вы каким-то образом её добивались? У вас в детстве, судя по фотографиям, худоба была сродни анорексической. Одни косточки…

— Это вы ужасаетесь, а для мира художественной гимнастики это — красота неописуемая. Чем прозрачнее девочка, тем лучше. Я уже очень много лет объясняю это родителям своих воспитанниц и самим девочкам: чем ты тоньше — тем лучше. Даже если ты ничего не покажешь на ковре, тебе поставят выше оценку. Но если ты выкатишься колобком и сделаешь хоть 520 кувырков и поворотов — ты получишь оценку не такую высокую, какую могла бы получить тонкая, звонкая девочка.

То есть такая худоба достигается естественным образом при тех нагрузках, которые испытывает спортсменка, которая добросовестно занимается?

— С такой фигурой надо родиться, это природные данные. Так получилось, что в детстве у меня были серьёзные нагрузки, тренировки — и они помогали мне быть тоненькой. Но я помню, что и меня тренер несколько раз ругала за лишний вес. Для обычной жизни я была очень худая, а для соревнований — имела лишний вес. Тренеру всегда виднее. И мне несколько раз приходилось сидеть на диете.

Если большую роль играют природные данные, значит, не каждая девочка подходит для этого вида спорта?

— Не каждая. Девочка должна быть, как я уже сказала, тоненькая, от природы гибкая. Она должна без труда садиться на шпагат. К сожалению, очень редко совпадает тонкая фигура и гибкость. Но я знаю, что такие дети есть. Я их очень жду.

Ну и красивой должна быть девочка. К вашему вопросу о моей тонкости — я работаю над этим, мне стыдно поправляться. Я и не всё ем —  это уже привычка с детства.

Какую девочку вы к себе не возьмёте?

— Очень полную. Таких, полненьких, крупных, девочек много — они очень старательные, у них хорошие данные — но… что тут ни делай, в нашем спорте это —не формат. Я не могу возить их на соревнования. Поэтому для них я создала специальную спортивно-оздоровительную группу. Чтобы и им было более комфортно заниматься, и я чтобы не ругала их за лишний вес.

Из сильных и талантливых девочек вы, наверное, стремитесь вырастить настоящих спортсменок…

— Да. Причём каких-то высоких целей — олимпийских игр, чемпионатов мира —  я не ставлю ни перед ними, ни перед собой. Потому что если ты родился в Кызыле и нацелился на такие победы, то у твоих родителей должно быть свободных полмиллиона рублей — чуть ли не каждый месяц. Это — медицина, восстановление, костюмы, предметы, поездки, сборы, залы… Это очень дорого. Я воспитываю девочек так, чтобы они были здоровые, красивые, счастливые. А если к этому приложится ещё какой-то спортивный результат — мы будем только рады.

…А с нынешнего года у вас будут воспитываться ещё и мальчики.

— Да. Это называется — ритмическая гимнастика, родом она из азиатских стран, Японии и Кореи. Эта гимнастика включает в себя акробатику, цирк, элементы танцев. В отличие от женской художественной гимнастики, в ней нет лент, мячей. Есть палка, которая символизирует копьё, кольца и булавы. Я бы хотела, чтобы у моих девочек появились коллеги — мальчики. У них будут потом и выступления дуэтами.

Самые весомые ваши успехи за годы работы?

— В прошлом году одна наша девочка выполнила норматив кандидата в мастера спорта. Ей тогда было 14 лет. Удивительнее всего то, что девочка эта пришла к нам без особой растяжки, гибкости, она не была стройной, тонкой. Но она — напористая, и когда другие побросали занятия, она — не бросила. И, наверное, её очень хорошо поддерживали родители. У каждого спортсмена бывают такие периоды, когда ему всё нафиг не надо. Не хочу, я устала, мне трудно, сложно... Видимо, её близкие когда-то вовремя вмешались, о чём я даже не в курсе. И это очень хорошо. С этой девочкой у меня не было вообще никаких проблем. Это умненькая девочка, она очень хорошо работает с предметом — если будет держать себя в форме, то у неё есть все шансы стать мастером спорта. Правда, для этого нужно буквально жить в зале: норматив мастера сейчас очень усложнён, и многим, даже самым способным, спортсменкам он не под силу. Да я и не стремлюсь к тому, чтобы мои девочки непременно получали звания. Они в любом случае будут самыми красивыми девушками Тувы, самыми умными, самыми воспитанными.

Виктория КОНДРАШОВА

08.09.2018№: 99 social_buttonsРубрика: Личность

Поделиться в сети
ВК FB