Дата: 2019-02-09 01:12:00 | Номер новости: 52983 | Постоянная ссылка | Источник: Газета "Плюс Информ" | Автор - | Ссылка на источник

Дневничок в кармашке. Цикл статей о путешествии автостопом Трехдневный голод на Ольхоне и чокнутые чайки

Продолжение. Начало в №52 от 26.12.18 г.; в №2 от 9.01.19 г.; в №3 от 16.01.19 г.

 В предыдущих «сериях»: добираюсь, наконец, до Байкала из Кызыла на попутках по трассе, ночую, где придется, и ем экономно, и в конце прошлой моей статьи останавливаюсь на описании ночи в траве на берегу Байкала, за деревней Листвянкой (где пугающе много китайцев). Так вот, на следующее утро я поехал в Иркутск.

Потому как предполагаю попытку объехать Байкал по кругу, раз уже тут. Посетить самые знаменитые места на нем, увидеть что-нибудь интересное вдали от дома, пожить в лесу, на пляже, может быть. Вот тут начинаю наяривать круги вокруг этого озера (то на север, то на юг), сейчас моя цель – остров Ольхон, потом обратно на юг – к Аршану (эта бурятская деревня знаменита своими горячими минеральными источниками), а дальше до Улан-Удэ, а уже после можно и в Иволгинский дацан заглянуть. Но сначала - остров Ольхон.

От Иркутска до Ольхона

По идее, весь Иркутск можно пройти пешком за четыре часа, если по диагонали. Я прошел немного по касательной за два. Приехал с Листвянки в город на автобусе, отдав 150 рублей, потому как 60 километров не хотелось опять брести пешком. А пришлось бы – здесь места невезучие для автостопщиков (писал про это в прошлом тексте).

Вышел на остановке в центре, пошел на противоположную сторону города, а потом и на трассу, что ведет на остров Ольхон и дальше - на север по Байкальскому берегу. Тут автостопщику с попутками везет больше.

Так как трасса с Иркутска на Ольхон уж очень популярная: полно как туристов, так и местных жителей, которые едут покупаться в озере на пару дней, машину «поймать» не составляет труда.

Примечательно, что Иркутская область и территория Бурятии, которая ближе к острову, очень отличаются – прям очень. Вот только что ехал вдоль полей с ромашками и одуванчиками, мимо деревень и гор, а потом – как отсекли все это. Буквально один поворот на дороге, и картина вокруг меняется. Появляются дикие и сухие желтые степи, обгоревшие деревья, коричневые голые скалы. И на протяжении почти всей дороги к острову деревни выглядят бедно, а вот последние две-три самые близкие к Ольхону – слишком богато, да и цены там на продукты сумасшедшие, ведь иностранцы тут частые клиенты.

Паром и иностранцы

Дабы попасть на остров Ольхон, который, к слову, с бурятского на русский можно перевести, как «немного лесистый», нужно встать в очередь на паром. Если собираетесь переплывать, помните, что лучше закупиться едой здесь, на материке, потому что ближайший магазин на острове находится чуть ли не в тридцати километрах от переправы, там, где расположены отели и зоны отдыха – поселок Хужир.

Я совершил ошибку и еды не взял. К тому моменту очень разболелись ноги – натер просто гигантские мозоли от походов на такие большие расстояния, а ногти от некачественных кроссовок, которые купил в Кызыле на центральном рынке (потому что дуралей), поломались практически до оснований и кровоточили.

Мучился от боли адской и совсем не соображал, что делаю, хотелось просто попасть на остров, найти там место и отдохнуть пару дней, пока ноги не заживут.

Пару слов о процедуре переправы. Паромы ходят один за другим – раз в 10 минут, в среднем, зависит от времени, быстро ли скомпонуются на самом пароме машины, ведь их очень много, и очереди сумасшедшие. Людей на борт берут без очередей, что мне было удобно, а главное бесплатно. Хотя переправа для всех бесплатная.

Когда заползал на паром с материка на остров – больше было американцев (50-60 человек); когда плыл обратно через три дня – сотня китайцев, я был единственным русским на всем большом пароме.

Они со мной фотографировались, пытались поговорить через «звуковой переводчик» на своих телефонах, обнимали. Чувствовал себя звездой и, признаться, в то время думал, что это заслуженно, ведь на этом острове я три дня сходил с ума от голода и вытягивал из ноги гной.

Пустая палатка на берегу и чайки-убийцы

Действительно, на этой стороне острова, где переправа и пролив «Малое море», не растут деревья, даже кустиков нет. Просто ужас. А ветра тут однозначно сильные, ведь это почти пустыня.

Деревья в большом количестве есть на противоположной стороне Ольхона, где проводят свои обряды местные шаманы и где расположилась Шаман-Скала – одна из святынь Азии и символ Байкала. Очень хотелось побывать на обрядах, поговорить с шаманами, увидеть скалу. Но добраться, увы, туда не сумел – и все мое пребывание на Ольхоне обернулось одиноким переживанием болезни ног.

Пройдя два километра от паромной станции вглубь острова, поднявшись на высокий холм, потом спустившись с него, нашел неплохое место для отдыха – заброшенный пляж рядом с ржавеющей баржей. В округе не было людей, но на ветру посреди пляжа билась пустая палатка. Она была в нескольких местах порвана, и еще у нее не хватало колышков, поэтому задняя ее часть парила над землей, чуть подует ветер.

Я ее присвоил, залез внутрь, снял обувь, обработал кровавые мозоли, оторвал мешающий кусок сломанного ногтя и уснул на пятнадцать часов.

Проснулся ночью от страшных звуков прибоя. Расстегнул молнию и увидел белые волны у своей палатки. Они угрожающе сверкали в лунном свете и обещали затопить меня через пару минут.

Испугавшись этой перспективы и выскочив наружу, быстро вырвал все колышки из земли и перетащил полуразрушенную палатку на пару метров дальше от воды, после чего снова заснул.

Где-то через час страшные крики чаек заставили проснуться снова, но уже никуда не выходил – был жуткий холод. Лежал калачиком в ледяной палатке, закутавшись во все, что было в рюкзаке, и никак не мог расслабиться или согреться – появился озноб из-за заражения мозолей, от голода начинало тошнить, а чокнутые птицы принимали бело-зеленую крышу моей палатки за что-то опасное для них или съедобное (не понимаю этих сумасшедших), нападали на нее и, вцепившись когтями, с криками клевали.

Каждый раз, когда чайки пикировали, я бил по ткани палатки, отпугивая птиц, но хватило меня на час с небольшим - от бессилия отключился.

А когда проснулся, увидел, что на и так дырявой палатке прибавилось еще несколько дыр, и ни одной чайки в округе не было.

Голод

Из-за больных ног ходить было невозможно. Но я хромал по пляжу, искал хоть какие-то дрова, чтобы вскипятить кружку воды и согреться – за два дня, которые здесь находился, дождь не лил только часа три, а температура тут опускается до нулевой в середине лета. По крайней мере, так было в прошлом году.

Пить «сырой» Байкал мне надоело – тут вода по вкусу похожа на рыбу и железо. В конце концов, когда меня стошнило от нее, все же набрался смелости и залез на гору невдалеке, где лежало сухое старое бревно.

 Разбил его, собрал трут и разжег огонь возле своего лагеря, набрал воды в кружку и поставил на камень возле пламени, но подул ветер, и кружка предательски упала в дохленький костер, окончательно убив его.

Тогда я сдался и поплелся в палатку помирать. Записал все, что со мной произошло в дневник и уснул на целые сутки, думая, что проснусь слабым и больным и не смогу убраться с этого острова и поесть на материке.

Работа в кафе за еду

Но силы меня не покинули. Возможно, открылось второе дыхание, может, просто потому, что болезнь отступила – силы, которые уходили на борьбу с ней, теперь помогли встать, собрать вещи и пройти эти два километра в гору и с горы до переправы на материк, а потом добраться и до кафе, где у кассы стояла очень симпатичная бурятка, которая продала гору выпечки и океан горячего кофе, а потом предложила подработать у нее в кафе, как только услышала мою историю.

Мыл посуду, убирал столики после посетителей, подметал полы, а за это она меня кормила. Спал на заднем дворе кафе.

Разборки с китайцами

Было очень тяжело – особенно вечером, когда сгущались сумерки, во все близлежащие кафе заваливался народ, нещадно напивался да кричал – пару раз пришлось ввязаться в непродолжительные драки, но в основном, я драки наблюдал.

Конфликты разгорались между русскими и китайцами и по одной причине – гости из «красной страны» любят сходить в туалет там, где им приспичит, и бросать свой мусор (буклеты, пакеты, бутылки), куда вздумается. Вот в эти моменты к ним из кафе вылетает пьяный народец и выясняет причины такого поведения приезжих.

Как-то пришла в кафе женщина и спросила так тихо, почти шепотом:

«Тут так много китайцев, как думаете, когда здесь будет революция?»

Это очень смешно звучало и странно одновременно, ведь действительно, бедный Байкал сейчас превращается в поле коммерческой битвы между китайскими, русскими бизнесменами и простыми жителями этих краев.

Ресурсы озера с жадностью растрачиваются, а его территория беспечно загрязняется, что немудрено – очень, очень большое количество людей здесь мусорят.

Многие популярные точки на Байкале уже превратились в свалки, в частности южный берег Ольхона, что печалит.

Продолжение следует...

Владислав Константинов

Поделиться в сети
ВК FB