Дата: 2019-04-29 11:08:44 | Номер новости: 58262 | Постоянная ссылка | Источник: Газета "Тувинская правда" | Автор -admin | Ссылка на источник

Дорога ясности

В этот мир она пришла Аэлитой: так её назвали родители.

Имя в то время было дивное; разве что те, кто читал одноимённый роман Алексея Толстого, сразу улавливали намёк. И не ошибались. Ещё девочкой она часто чувствовала, что чем-то отличается от сверстников. Тянуло её то в бездну над головой, то — в бездну внутри.

Она видела удивительные сны и любила лошадей.

А став взрослой, научилась говорить на пяти языках.

Жила в больших городах и в разных странах. Много путешествовала. Общалась с людьми, исследовала жизнь в разных её проявлениях. Искала себя.

Сейчас она в Индии. Осваивает новые языки, новое знание жизни. И… вынашивает серьёзное решение, которое может кардинально поменять всё, к чему она привыкла. Она собирается стать… монахиней.

Впрочем, пока решение это обдумывается и наращивает вес в её голове.

А Аэлита, как и в детстве, по-прежнему видит удивительные сны, любит лошадей и где-то в глубине души мечтает о маленькой ферме на лоне природы, где она взрастит когда-нибудь островок своего идеального мира.

…Вполне возможно, что именно необычное имя в чём-то предрешило судьбу нашей героини. Всю жизнь она копалась в собственных глубинах, занималась «аэлитоведением» и пыталась понять, кто она и куда идёт. Почему её путь так не похож на путь её знакомых и сверстников. Имя ли тому виной, или какие-то другие факторы?

* * *

— Мама точно не припомнит, что повлияло на её решение назвать меня этим име-нем, — начинает наш разговор Аэлита. — Но книга Алексея Толстого, сколько себя помню, всегда стояла на полке. Я прочитала её только в подростковом возрасте. Подбежала к маме и выпалила: как корабль назовёшь, так он и поплывёт! А я-то думала, почему у меня всё не так, как у нормальных людей?

— А что было не так?

— Всегда было это чувство… чувство отчуждённости. Каждый, наверное, когда-то его испытывал. Я и в садике предпочитала играть одна. А в 6 –7 лет у меня появилась болезнь Витилиго (белые пятна на теле). Ты вроде не калека, ничего не болит, но ощущаешь себя изгоем. Странные сны, о которых долгие годы никому не могла рассказать. Страх темноты аж до недавнего времени. И мечты о космосе, о том, чтобы улететь куда-нибудь подальше отсюда.

Но при этом, несмотря на это чувство, которое всегда было и есть, я всегда была открыта миру.

— У многих людей с возрастом проходит погружение в мир сновидений. А вам сны продолжают сниться?

— Продолжают, но я склонна думать, что ежедневные практики молитвы и медитации сказываются на снах, потому что и во сне я будто продолжаю молиться, у кого-то спрашиваю смысл какой-нибудь фразы, вычитанной из книги или услышанной. Сны стали не параллельными, а последовательными, как продолжение этой жизни.

Из-за снов, которые меня пугали, я много интересовалась эзотерикой, психологией, обращалась к шаманам, пробовала медитации в Ошо-центре. Всё это помогало временно, а вот обычная сидячая медитация возымела эффект тотального успокоения не только снов, но и нервной системы.

Снов я перестала бояться.

— Вы были в Ошо-центре! Где он находится?

— Ошо я читала лет пятнадцать, наверное. Много слышала негативных отзывов, но в своё время его книги мне очень помогали справиться с трудными ситуациями, обрести смелость, быть открытой. Случайно в позапрошлом году в Красноярске наткнулась на Ошо-центр и была безумно счастлива. Очень интересно, когда с закрытыми глазами ты выполняешь динамическую медитацию, в состоянии которой можно кричать, танцевать, стоять молча и т. д. Эти медитации очень полезны для выброса безумия, что порой в нас копится и не может найти выхода. Затем я поехала в Петербург, уже целенаправленно нашла Ошо-центр. И там пробовала несколько разных медитаций, встретилась с удивительными людьми. Тогда это всё мне очень помогло.

* * *

— Аэлита, ведь по профессии вы переводчик?

— У меня незаконченное высшее образование. Первый раз я хотела быть журналистом. Сразу после школы поступила в СПбГУ на факультет журналистики. В то время, как бы правильно выразиться, я просто потеряла все ориентиры в жизни, чего хочу, куда иду, что делаю. Журналистика оказалась совсем не тем, что я ожидала. На втором курсе начались семинары, где нужно было писать о том, чего не знаешь. В итоге я просто перестала ходить на лекции. Как профессия журналистика больше не привлекала.

В 23 года я уже осознанно выбрала японский язык в качестве предмета обучения. Пошла учиться, и всё складывалось благополучно. Отучилась четыре года, один из них — в Японии. И тогда на меня нашло моё великое «не хочу», я просто ушла с работы, учёбы и уехала в Туву. По воле случая мне доводилось переводить с японского, затем и с английского. Потом я училась полтора года в Китае. Работала в разных местах, но по основному интересу к языкам стала называться переводчиком.

— Как сложилось, что вы оказались в Индии?

— В 2015 году весной я упала с лошади и получила хоть и не страшный, но перелом позвоночника; после месяца лежачего состояния, подумав о многом в жизни, пошла изучать тибетский язык в одном из храмов. Это можно назвать моментом, когда интерес к языку и частично к буддизму проснулся. Спустя полгода я уже была решительно настроена поехать сюда, в Индию. Но потом совершенно случайно — или неслучайно? — попала в больницу с проблемами сосудов головного мозга. И эта ситуация не позволяла мне уехать надолго из Тувы, я должна была каждые полгода проверять состояние здоровья и ложиться на профилактическое лечение. Так прошло ещё несколько лет, но идея с поездкой не давала покоя. И вот в прошлом году я собрала, наконец, документы и почти беспрепятственно приехала сюда. Как сказали опытные буддисты, все трудности были очищением кармы.

— Сколько языков вы знаете? В Индию приехали с какой-то определённой целью?

— Знаю я пять языков: тувинский и русский — родные, английский учила со школы, японский — по большой любви, китайский — потому что надо. Когда-то начинала учить немецкий, немного — итальянский, но обычно я их даже не называю. Два года назад обучалась русскому жестовому языку у нас в Туве в Обществе глухих. Этот язык, оказывается, приравнивается к иностранному. Сейчас изучаю тибетский язык и хинди здесь, в Индии. Приехала изначально из-за языков, отчасти — из-за интереса к буддизму. Учусь в городе Дхарамсала в Библиотеке буддийских научных исследований, при которой обучают тибетскому языку и буддийской философии.

— А как вы попали в эту Библиотеку есть какая-то договорённость, приглашение?

— Когда изучала тибетский язык в Туве, одна девушка рассказала, что есть такое место, где этому учат. Через какое-то время познакомилась на тех же курсах с другой девушкой, которая уже училась в Библиотеке и вернулась в Туву. Она дала ссылку на их сайт. Информация на сайте на английском. Я написала сначала на основную почту, ответа не последовало. Потом посмотрела адрес Директора, им оказался геше Лхакдор, который по счастливой случайности примерно в то же время приехал в Туву давать учение. Я сходила на лекцию, воодушевилась. Не стала его тревожить, а просто написала письмо на его имя, что хочу, дескать, у Вас учиться. Немного погодя от геше пришёл ответ, где он дал адрес секретаря. Так и началась наша долгая переписка. И вот в прошлом году летом я завершила начатое.

— Что же нужно сделать, чтобы взять и поехать вот так, как вы, учиться в Индию?

— В первую очередь, конечно, должно быть твёрдое намерение. Далее нужно понимать, откуда брать средства, чем оплатить учёбу, кто будет помогать во время учёбы. В Японию я ездила по стипендии, которую предоставляла японская сторона. С Китаем заранее всё рассчитала, заработала необходимую сумму. Поехать сюда мне частично помогла моя семья, частично я са-ма — просто перенесла свои уроки языков, которые преподавала детям друзей и родных, в удалённый режим. Кто-то ищет спонсоров, кто-то работает программистом, кто-то сдаёт квартиры. Способов много, было бы желание.

Далее нужно заполнить анкету на английском языке, скачав её с сайта. Когда вам выставят счёт за обучение, его нужно оплатить. После поступления оплаты вам отправляют необходимые для получения студенческой визы документы. С этими документам нужно ехать в Москву и подавать заявку на визу. Вся информация — на сайте посольства Индии или визового центра.

Везде потребуются денежные расходы, о них нужно заранее подумать. Подготовку к поездке лучше начать месяца за два–три.

— Как происходит обучение языку? Насколько я знаю, эта Библиотека — не совсем библиотека…

— Да, по сути это институт. Здесь учат языку, проводят лекции, семинары, учения и, конечно, здесь хранятся древние и современные труды по буддизму. Экзаменов и зачётов как таковых нет. Люди все взрослые, скорее вольнослушатели, нежели студенты. Кто хочет выучить язык или усвоить любую другую информацию, проверяет себя сам, или может задавать вопросы учителям; сами учителя не настаивают на механическом запоминании.

Уроки тибетского языка более традиционные, по учебникам, в обычном классе с партами. Урок буддийской философии происходит в небольшом храме, люди сидят на полу. Есть статуя Будды, сам Учитель сидит на возвышении. Учение идёт на тибетском языке с переводом на английский. В начале и в конце занятия поют молитвы, в начале урока делают три глубоких поклона с мысленной просьбой к Будде даровать учение.

Библиотеку некогда учредил далай-лама как место, где люди смогут изучать буддизм и всё, что с ним связано. В мире буддизма это место достаточно уважаемо и многим известно. Многие знаменитые лидеры буддизма так или иначе имели отношение к Библиотеке либо обучаясь здесь, либо регулярно сотрудничая.

Аэлита, не могу не спросить: почему всё же тогда, в юности, вас вдруг потянуло в восточные языки?

— Тогда, в Петербурге, после отчисления из университета, я несколько лет работала официантом в японском ресторане. Когда поняла, что хочу учиться, встал вопрос: чему именно? Поразмышляв, поняла, что всегда имела любовь к языкам. В ресторан к нам часто приходили японцы, да и ведущий повар был японец. Он часто разговаривал с гостями на японском, и их речь для меня была как песня. Мне нравился этот язык на слух: мелодичный, не кричащий, очень спокойный, без высоких нот. Сами представители нации вызывали уважение своей скромностью и манерами. Они вроде бы такие же азиаты, как и мы, тувинцы, но подкупала их воспитанность. Кроме того, для меня это был вызов — изучать трудный язык с совершенно другой письменностью. Мне казалось, это нереально трудно, а всё, что трудно, вызывает у меня азарт.

Китайский начала изучать уже в более взрослом возрасте, когда захотелось перемен. К тому же, язык этот стал необходим в жизни. Руководствовалась расчётом, что нужно инвестировать в знания, они пригодятся. Про тибетский я уже говорила. Хинди я изучаю сама, в Библиотеке его не преподают.

Когда знаешь несколько языков, имеешь собственный опыт преподавания, нетрудно составить свою программу обучения и следовать ей. А пребывание в стране изучаемого языка дает возможность проверить знания, стоит лишь выйти на улицу, где каждый человек — учитель.

Для меня слово и язык так же бесценны, как для музыканта — ноты и сама музыка, а для математика — цифры и формулы. В языке тоже есть своеобразные формулы-конструкции, в которые ты вставляешь разные слова. И как удивительно, когда из бесчисленного количества слов ты находишь нужные, и хаос превращается в гармонию, несущую определенный смысл, который ты хочешь передать.

Однажды в институте на лекции по истории преподаватель вскользь сказал: ясный человек ясно мыслит. Эту фразу я запомнила на всю жизнь. Потом где-то, может, услышала или сама додумала, что «ясный человек ясно мыслит, а тот, кто ясно мыслит, ясно говорит». И все последовавшие затем пятнадцать лет постоянно размышляла над этим.

Спустя много лет, уже в Китае, учителя давали студентам китайские имена согласно их характеру или поведению. И, к моему удивлению, мне дали имя, состоящее из двух иероглифов, означавших «Обширная ясность». Преподаватель пояснила, что видит меня человеком, обладающим этими качествами.

Было время, я говорила мало, иногда вообще невпопад, часто не могла облачить в понятную другому словесную форму свои переживания. Сейчас я определённо знаю, что даже не обладая необходимым образованием, не имея врожденной способности к общению, без любви к чтению и сочинительству, можно научиться ясно говорить не только на родном языке, но и на иностранных, а вместе с этим — ясно мыслить и стать ясным человеком.

(Продолжение — в следующем выпуске ГМ)

Беседовала

Виктория КОНДРАШОВА

27.04.2019№: 45 social_buttonsРубрика: Общество

Поделиться в сети
ВК FB