Дата: 2019-08-24 07:30:18 | Номер новости: 63865 | Постоянная ссылка | Источник: Tuva.Asia | Автор -Тувинская правда | Ссылка на источник

Феликс Кон и его "Экспедиция в Сойотию"

Этот 2019 год – юбилейный для первой отдельно изданной на русском языке книги, специально посвященной этнографии Тувы «Экспедиция в Сойотию». Она была опубликована в Москве издательством всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев в 1934 году. Издание книги было приурочено к 70-летию со дня рождения ее автора, Феликса Яковлевича Кона.

 

Кто он такой? Человек оставил значительный след в изучении традиций тувинцев, сделал уникальные фотографии той давней поры на земле Урянхая. По данным Сибирской советской энциклопедии (1931) родиной Ф. Я. Кона была Варшава, где он родился в польско-еврейской семье. Окончил гимназию, поступил на юридический факультет Варшавского университета. В годы учебы в университете становится членом польской социал-демократической партии «Патриот». Был арестован, сослан сроком на 10 лет и 8 месяцев на Карийскую каторгу. О своем аресте, о партии, о допросах, о жизни на каторге позже он напишет в своих книгах: «Под знаменем революции» (Харьков, 1922), «В каторге на Каре» (Львов, 1926).

 

Свои воспоминания о допросах во время следствия в этих книгах он сравнивает с дуэлью: «Ужасная дуэль, в которой нападающей стороной являются матерые, вооруженные целым государственным аппаратом сыска инквизиторы, а другая, не зная даже в чем ее обвиняют, должна отбивать удары, рискуя тем, что малейшая неосторожность может повлечь за собою потерю не только жизни, но и чести. Обороняющаяся сторона – юнцы, горячие и пылкие, весьма легко выбиваемые из равновесия».

   В 1891 году его с каторги переводят на поселение в Якутию. Здесь он начинает заниматься изучением и исследованием жизни и быта якутов и русских старожилов, проводит подворную перепись, пишет статьи о перспективах развития земледелия в Якутии.  Результаты своих исследований печатает в «Известиях Восточно-Сибирского отдела РГО» (1895).

 

В 1897 году после поселения из Якутии переезжает жить в Минусинск, где продолжает заниматься научной деятельностью. В тот период Минусинск был одним из  культурных и научных центров Сибири. Бурно развивались издательское, музейное, библиотечное дела. В Минусинске ему удалось издать свой антропологический очерк «Якуты» (1899).  Здесь он работает в музее, приводит в порядок часть экспонатов, пишет историю краеведческого музея к 25-летию его создания. Работал усердно, печатался в разных сибирских изданиях, несмотря на то, что находился под пристальным взором карательных органов.

 

В годы работы в Минусинске он получает приглашение участвовать в научных экспедициях братьев Сибиряковых.

 

В статье С. И. Вайнштейна «Антропологические и этнографические исследования Феликса Яковлевича Кона» («Советская этнография», 1965) имеется  информация, что «Финансировал экспедицию ленский золотопромышленник Иннокентий Сибиряков, он же был ее инициатором. В экспедицию, помимо Кона, были приглашены политические ссыльные В. Г. Богораз, В. И. Иохельсон, Н. А. Виташевский, Э. К. Пекарский, И. И. Майнов и др. Разрешение на их участие в экспедиции было получено лишь благодаря содействию крупных ученых – вице-президента Географического общества П. П. Семенова и известного тюрколога В. В. Радлова». 

 

Экспедиция Кона находилась  Туве в течение двух лет (1902-1903). Участникам удалось побывать почти во всех провинциях. Об инициаторе экспедиции  Иннокентии Сибирякове позже мне удалось узнать, что братья Сибиряковы (Александр, Константин и Иннокентий) – сыновья иркутского купца, золотопромышленника Михаила Александровича Сибирякова. В одном библиографическом исследовании А. Н. Масловой (в годы учебы в заочной аспиратуре ГПНТБ СО РАН мне не раз приходилось обращаться к Александре Николаевне по вопросам краеведческой библиографии Сибири и получать от нее ценные советы) читаем: «Братья Сибиряковы оставили большой след в культуре и просвещении Сибири, были крупнейшими благотворителями и меценатами…  Иннокентий Михайлович (1860–1901) был младшим из трех братьев Сибиряковых. Его широкая благотворительная деятельность вызывала неоднозначную реакцию у власти и общества, над ним пытались установить опеку за якобы его расточительность. В частной жизни он отличался скромностью, тяготился своим богатсвом; он впал в религиозную экзальтацию, уехал на Афон,  где постригся в монахи. Там он и скончался». («Мир библиографии», 2004, № 1, с. 40 – 45).

 

Перед отъездом в Туву, помимо исследований этнографии тувинцев, Кон получает от Мартьянова, директора краеведческого музея, еще одно задание: «Вам придется заехать на гусевские прииски в Усинске. Я только что получил письмо от управляющего приисками. Они там наткнулись на довольно богатую россыпь золота, но, как он пишет, какая-то «чертовщина» портит все дело. В этой же россыпи появились какие-то черные матовые кружочки, которые при промывке нельзя отделить от золота, и управлению прииска приходится нанимать девочек, которые пальчиками выбирают эти крупинки. Ума не приложу, что это могло быть. Узнайте и пришлите мне эти металлические крупинки для исследования». Кону удалось выполнить это задание. Он пишет: «Металл оказался иридием, он ценнее золота, а невежественные управители его выбрасывали».

 

В начале своей книги «Экспедиция в Сойотию» Кон признается: «Работа в Минусинске меня не удовлетворяла, а путешествие по стране, еще совершенно не изученной, представляло определенный соблазн… Урянхайцы-сойоты, как их тогда совершенно неправильно называли, нынешние тувинцы, быт и нравы которых я должен был исследовать, жили за пределами Российской империи в Китае и числились  «верноподданными» китайского богдыхана... До меня в эти края уже ездил Г. Потанин, но он был там очень недолго. Многого сделать не успел. А незнание языка и отсутствие хорошего переводчика не дало ему возможности так изучать тувинцев, как он изучал другие народы».

Находясь в Туве, он ежедневно вел дневник, подробно описывая все стороны жизни не только тувинцев, населяющих значительную часть территории Тувы, но и русских жителей края.

Из книги можно узнать сведения об административном управлении провинций края, играх и праздниках. Наблюдения ученого об устройстве жилища, какие носят одежды, наряды, чем питаются, что пьют. С помощью черно-белых фотоснимков зафиксированы основные занятия тувинцев: скотоводство, земледелие, охота и рыболовство. В книге имеются ценные сведения о народном творчестве, ремеслах, отношении к женщине, кланах и родах, уход за ребенком. Есть сведения о буддизме и шаманизме, снимки с изображениями алтарей в монастырях и юртах зажиточных тувинцев. Поражают подробные записи и снимки с изображениями внутренних видов монастырей и деятельности монахов. По его записям: «Среди лам было много, по-своему очень образованных людей, многие из них прекрасно говорили по-тибетски. Изучали тибетскую медицину и многие болезни лечили довольно успешно».

 

Учитывая, что в настоящее время сохранилось малое количество экземпляров книги в фондах библиотек республики, и не все читатели могут ее прочитать, хочется привести одну историю из книги, которую записал Кон во время экспедиции; «Лет 30 назад до моего приезда в Тувинский край в окрестностях этого городка жил ученый китаец. Однажды, выйдя на улицу, он увидел, что горит стоящая неподалеку юрта, в которой жила бедная монгольская семья. Не будучи в состоянии помочь, он вернулся к себе в юрту. На следующий день, выйдя на улицу и взглянув на горевшую накануне юрту, он остолбенел; юрта была целехонька. Пораженный этим, он отправился к монголам и, не обмолвившись ни словом о виденном накануне, стал осторожно расспрашивать жильцов о том, что у них происходило ночью. Оказалось, что в момент, когда он видел юрту в пламени, жившая в ней монголка разрешилась от бремени. Сообразить, что родившийся мальчик – «геген», ученому китайцу было нетрудно, и он, продолжая  молчать о виденном знамении, вступил с родителями новорожденного в переговоры об уступке ребенка. Родители согласились, и китаец, уплатив им все, что они требовали, перекочевал с купленным младенцем в Китай. Между тем среди окрестных жителей распространился откуда-то слух, что хитрый китаец купил и увез «гегена». Под впечатлением этих слухов встревоженные монголы отправили посольство к тибетскому Далай-ламе, главе буддийской церкви. Далай-лама подтвердил верность слухов. Монголы заволновались, разыскали китайца и за огромную сумму выкупили «гегена». Такова одна история из буддийской жизни дореволюционной Тувы, которая благодаря дневниковым записям Феликса Кона дошла до нас.

Среди дореволюционных исследователей истории, археологии, филологии, этнографии Тувы Ф. Я. Кон занимает особое место. Жизнь его была  напряжена до предела, но, несмотря на все лишения и трудности, он никогда не переставал писать, заниматься научной деятельностью. Он был великим исследователем, скромным и умным тружеником-творцом, сумевшим стойко вынести все невзгоды и при этом сохранить свое человеческое достоинство и честь.

 

Зоя МОНГУШ,

библиограф сектора книжных памятников Национальной библиотеки РТ им. А. С. Пушкина,

Поделиться в сети
ВК FB