Дата: 2019-09-02 09:05:49 | Номер новости: 64305 | Постоянная ссылка | Источник: Газета "Тувинская правда" | Автор -admin | Ссылка на источник

СТО БАЛЛОВ ПО ЕГЭ – ЭТО ПРОСТО

Свои заметки начну с курьёза. В последнее время  чиновники всех рангов пытаются поразить  эрудицией, обращаясь в своих публичных выступлениях в качестве  примеров к литературе, культуре. Это украшает речь, делает ее более выразительной. Если бы не было конфузов, подобных этим.

Один из госчиновников близлежащего региона в интервью информационному агентству с апломбом заявил, что ему не нужна слава Геродота. А жаль. Геродот – величайший историк античности, и спутать его с Геростратом – полнейшее  невежество. Ведь это сведения 5-го класса. А другая представительница того же местного госаппарата (кстати, министр образования) заявила, что «Горе от ума» написал Радищев. Когда ее подняли на смех, сослалась на усталость. Чего? Мозгов? Знаний? Оба конфуза стали достоянием центральных СМИ. Эти ляпы опубликованы в ИНТЕРНЕТЕ, можно полюбопытствовать.

Конечно, над этим можно просто посмеяться и забыть. Мы, наверное, так и сделали бы, если бы не было грустно. Что же спрашивать с  молодых людей, у которых вместо книги, журнала, газеты в руках – в ухе микрофон мобильника, из которого струится современная попса. В доме, где живу, находится библиотека с чудесным названием «Росток». В ней богатый книжный фонд для всех категорий читателей и любых запросов.

У меня есть возможность наблюдать за буднями библиотекарей и читателей. Кто они? Библиотекари – трудоголики. А  читатели? Прежде всего, пенсионеры и школьники младшего и среднего возраста. Дети участвуют во всех мероприятиях, конкурсах, рисуют, лепят. Часто застаю их за чтением книг. Но их не так-то много, иногда сидит за книгой один ребенок. Но он читает! Старшеклассники появляются перед ЕГЭ и потом пропадают.  Года три-четыре назад я встречала  в общественном транспорте молодых людей, читающих по мобильнику или в планшетах что-то из художественной  литературы (это я подсматривала). Сейчас этого нет.

Мобильник для игр, слушанья модных див, общения между приятелями («Алло, ты чё?» – «Ничё»). На лавочках с газетами сидят пенсионеры, а книги читают… кондукторы в автобусах, причем часто классику. Таковы мои последние  наблюдения. Видимо, требования к гуманитарным знаниям постепенно вытесняются  точными науками, нанотехнологиями, узко специальными познаниями, а для таких востребованных профессий, как повар, кассир, слесарь и т. д. Достоевский, Горький, Лев Толстой не нужны. Вот и приписывается авторство комедии «Горе от ума» Радищеву. Дескать, я не знаю, а другие не заметят моего ляпа. 

А что же школа? В период ЕГЭ она  активно подсчитывала стобалльников. Их число с каждым годом увеличивается. Это престижно для школ, учителей, родителей и,  конечно,  для самих детей. Но если задуматься, сколько их?  Оказывается, что это частности. Гениальные, талантливые дети были, есть и будут. А остальные? Иногда их в классе   более 30.

Беседуя со знакомыми мамами, бабушками, я узнаю любопытную вещь: к основной массе учащихся учителя равнодушны, их устраивает основная оценка детей четверка, чего желать лучшего. А с подающими  надежды и работа особая, в конечном итоге это будущие победители, лауреаты, призеры конкурсов, викторин. Их много не бывает, это единицы.

Сколько лет родители нанимают для своих детей репетиторов, желательно для индивидуальных занятий. Даже если у  их дитятка благополучные оценки. Почему? Потому что репетитор не равнодушен к своему подопечному. С ним ребенок может открыть себя, поговорить о сокровенном.

Несколько недель назад телевидение, в том числе и центральное, обошел сюжет с девочкой-выпускницей из Саяногорска. Её экзаменационную работу по одному из предметов  перепутали с  другой выпускницей, и она получила на один балл меньше. Кажется, немного, но девочка правильно поняла, что для поступления в вуз каждый балл значителен. Когда вместе с мамой они обнародовали эту ситуацию, им организаторы ЕГЭ предложили: а) пересдать экзамен; б) смириться с ситуацией. Девочка – молодец. Через Интернет добилась правды: нашла своего двойника, вернула свои результаты. В поисках её поддерживала мама. Обе умницы. А где учителя? Школа? Одна из руководительниц ЕГЭ путаницу объяснила до глупости просто: было очень жарко! Судьба девочки никого из официальных лиц не взволновала. И это не единичный случай (кто следил за ходом ЕГЭ, знает).

Равнодушие – вот  главный бич, который проник в наше школьное образование и благополучно размножается. С отдельными «талантами» работать легче, нежели открывать талант в каждом ученике, ибо бесталанных детей нет. Я уверена, что  учителя должны регулярно перечитывать работы Шаталова, Макаренко, Амонашвили, Бабанского. То, о чем они писали, не устарело, ибо это наблюдения за ребенком, его взрослением, умственным и нравственным развитием. Ребенок, ученик, причём каждый, а не избранный, – это главная персона.  

Среди текстов, предложенных в демвариантах, автор сборника по русскому языку для подготовки к ЕГЭ  Н. А.Сенина поместила отрывок из книги Ф. Вигдоровой «Мой класс». Помню, я зачитывалась книгами этой писательницы, журналистки. Её темы – проблемы педагогики,  становление личности подростка.  «Сорок ребят – это сорок разных характеров, и тут нет двух похожих, которых можно спутать друг с другом». «Для воспитателя самое главное, самое важное – понять ученика. Бывает, беседуешь с учеником на уроках, на экзаменах, оцениваешь его знания, случается даже – даёшь ему характеристику и всё ещё  по-настоящему ничего о нем не знаешь. И ждёшь, ловишь, подстерегаешь ту минуту, тот иногда непредвиденный случай, который откроет тебе сокровенное в человеке».

Какое отношение все это имеет к ЕГЭ? Самое прямое. Потому что мы имеем дело не с равнодушными учебными предметами, а с отношением к ним школьников, к выбору ими будущей профессии, с которой им жить, а не просто получить корочки о  какой-то специальности.  ЕГЭ прочно вошел в нашу образовательную систему. И с этим уже ничего не поделать. Тех, кто поднимает свой голос против, единицы.

Рособрнадзор, Министерство образования РФ пытаются модернизировать  то, что есть. Так выпускники дважды пишут сочинение: один раз для допуска к ЕГЭ, второй на самом экзамене по русскому языку. (Не считая литературы, предмета по выбору.) Однако, уровень знаний выпускников желает лучшего. Для  аттестата об окончании школы  достаточно получить 24 балла (из 100). Кто сдает предмет по выбору литературу – 32. Это очень мало, но такие нормы остаются и на следующий учебный год. То есть повышения уровня знаний никто не планирует.

 Каковы проблемы в русском языке сегодня? Несколько  лет назад общество бурно обсуждало, какого рода существительное «кофе», – мужского или среднего. Страсти улеглись, спор ушел в прошлое, и «кофе» вновь мужского рода. Зато прочно влезло слово «волнительно». Нет такого слова в русском лексиконе, есть «волнующе». А это новшество – «фейковый»? Оно употребляется к  месту и не к месту. Разве нет русского аналога? Или это потребность – все время внедрять в нашу речь «что-то эдакое»? На подобные языковые засорения обратила внимание не только я. «Бестолковые говорильни, ток-шоу, низкопробные юмористические программы, развращающие реалити и многочасовой треш и криминал наполнил эфир телевидения. (Это из статьи «Треш-ТВ» журналиста- политолога Олега Пташкина). Зритель, который поглощает эту эфирно-трешевую продукцию, вскоре сам начинает мыслить подобным образом». Правда, если быть честным, в последнее время  на телеэкране  появляются передачи, в которых главный герой – это русский язык.

            Одна из программ так и называется «Слово». Уважение к лексическому составу языка, его этимологии,  стилистической окраске, грамматике, точность употребления – это и есть литературный язык, который в разговорной речи (и не только в ней) сегодня уступает место сленгу, арго. «В начале было слово» – так начинает свое повествование о переводе  Священного писания доктором Фаустом Гёте.

Русский  язык – моя головная боль. Ухо режет словесная беспомощность людей, часто мелькающих на телеэкране, дающих интервью, похожие друг на друга, изобилующие штампами, клише, заученными фразами. Я бы увеличила количество заданий на ударения в словах, чтобы  говорили «яслЯми», «каталОг», «цемЕнт». В борьбе с языковыми шаблонами ввела бы задания с синонимами, как отдельных слов, так и  словосочетаний;  задания на замену параллельных синтаксических оборотов друг другом: прямую и косвенную речь, причастные  и деепричастные обороты соответствующими придаточными предложениями. 

Эти задания были в предыдущих вариациях ЕГЭ, но  почему-то исчезли из нынешних. Я бы этого не делала. Нужно просто этим больше заниматься в школе. Когда ребята войдут во вкус таких упражнений,  они с удовольствием их выполняют, знаю по опыту. Не нужно убегать от языковых трудностей. Надо показывать детям, как их преодолевать, и им становится интересно.

 Сейчас же проверять уровень знаний по русскому языку и грамотности шаблоном «играет значение», которое надо исправить (задание в одном из вариантов), весьма проблематично, обманываем сами себя. А задание 7-е я считаю излишне перегруженным.  Пять вариантов вопросов – восемь предложений. Их надо соотнести между собой, чтоб получить правильный ответ. Значит, ребятам надо прокрутить 40 вариантов. Это экзамен, а не викторина и не игра. Время ограничено: «А ну-ка не успею». Начинается суета. Психологический напряг. Неизбежны ошибки. Зачем их программировать? В этом задании нужно увидеть себя в роли экзаменующегося. Задания на экзаменах должны быть точны, тогда и ответы будут такими же. Это законы психологии.

Большое недоумение у меня вызывает экзамен по литературе. Если он по выбору, не должен быть примитивным. Предлагается  17 заданий. Часть – по эпическому произведению, часть – по предложенному стихотворению и 17-е  – сочинение на выбор из предложенных 4-х тем по анализу произведений  школьной программы. Мне темы нравятся. При соблюдении всех требований сочинение  оценивается в 14 баллов. А к основной части экзамена у меня большие претензии. Я проанализировала несколько вариантов, в качестве примера решила остановиться на  № 7 – анализ романа « Евгений  Онегин» и стихотворения Цветаевой «Кто создан из камня». Какую глубину знаний окончившего 11 классов выявляют такие вопросы: каково авторское определение жанра «Евгений  Онегин»; как называются пронумерованные части внутри каждой главы; укажите фамилию Ольги(?); в каких произведениях русской литературы есть ещё сцены дуэли? Подобные задания касаются и стихотворения Цветаевой. На мой взгляд, они уместны на литературных играх, викторинах, но не в качестве определения уровня знаний выпускников школы. Их составляли люди, далекие от школьных программ. И лишь задания 15 и 16 требуют развернутого ответа.  

 Один из известных актеров, рассказывая о себе, горько сетовал на то, что в школе не читал художественных произведений, которые изучали по программе. Сегодня он вынужден читать и перечитывать многие из них по долгу службы. Но он понял, чего  лишился в годы учебы. И призывает всех относиться серьезно к школьной программе по литературе. Несколько лет назад ажиотаж вызвал список «100 книг, обязательных для школьников». На деле оказалось, что это просто  акция. Про список благополучно забыли, и освоение программы  вновь происходит в виде учительского пересказа либо изучения произведений в отрывках. 

Итоги ЕГЭ были подведены на «круглом столе» Всероссийского педагогического собрания.  Наверное, в его работе принимали участие и члены Тувинского регионального отделения. Я  внимательно прочитала доклад председателя Всероссийского собрания  В. Н. Ивановой.  В  нем  говорится о необходимости снижения психологической  нагрузки на участников ЕГЭ, более широком информировании общественности об организации экзаменов. И предложена постепенная компьютеризация ЕГЭ, но мы к этому технически ещё не готовы. Но ни слова по существу экзаменов. Очевидно, их проблемы, ляпы и ошибки  в их проведении будут изучаться, и позже будут сделаны выводы.

Алла ПЛАТОНЫЧЕВ

02.09.2019№: 90 social_buttonsРубрика: Образование

Поделиться в сети
ВК FB