Дата: 2019-10-28 09:36:28 | Номер новости: 67234 | Постоянная ссылка | Источник: Национальный музей РТ | Автор -Монгун-кыс Салбырын | Ссылка на источник

Ко Дню тувинского языка. Об истории письменности на территории Тувы.

Создание тувинской письменности занимает важное место в истории Тувы. В собраниях тувинского музея хранятся уникальные музейные коллекции, свидетельствующие о том, какие формы письменности были в тувинской культуре, начиная с памятников c древнетюркским руническим письмом и заканчивая документами на латинизированном алфавите.

Как известно, предки тувинцев в VI – VIII вв. создали свою руническую письменность. Подтверждением тому являются стелы с этой письменностью, датируемые VIII-XI вв. в фондах музея. Памятники с надписями ставили в честь самых выдающихся полководцев, прославленных многочисленными победами в бою. На камнях написано об их военных и государственных заслугах, о быстротечности жизни, скорби по поводу разлуки с близкими и т.д.

Употребление и значение многих слов в данных надписях сохранилось во многих современных тюркских языках, в том числе и тувинском. К ним относятся названия этносов, местностей и некоторые слова: «солнце» (кун – хүн), «синее небо» (кок тенгри – көк дээр), «звезда» (йылдыс – сылдыс), «земля» (йер – чер), «вода» (суб – суг), «сын» (огул – оглу), «царь» (каган – хан), «отделился» (адырылтым), названия порядковых цифр: один, два, три, пять, девять и т.д. (бир, ики – ийи, үш, беш, токуз – тос) и многие др. Имеются названия божеств: Кок тенгри – синее небо, Йер-су – дух земли и воды и т.д.

Как считают некоторые исследователи, по уровню выразительности знаки рунического письма напоминают петроглифы. Также руническое письмо было известно и уйгурам (VIII-IX вв.), и древним кыргызам (IX-XI вв.).

Со времени завоевания Тувы монгольскими племенами в XIII в. предки тувинцев знакомятся со старомонгольской и тибетской грамотой. Среди них появляются собственные писцы — по-тувински бижээчи. К XVIII веку, периоду господства маньчжурской империи Китая, часть тувинцев владела этими грамотами. Старомонгольской письменностью пользовались в Туве вплоть до начала XX в. Грамоту знали чиновники, феодалы и ламы. Письмом пользовались в делопроизводстве, в личной и официальной переписке. В экспозиции тувинского музея имеются уникальные коллекции: Конституция Тувинской Народной Республики 1926 г. и печати на старомонгольской письменности. В то время на этой письменности выпускались газеты и журналы.

 

В начале 1920-х гг. на территории Тувы буддийские монастыри (хүрээ) являлись центрами просвещения науки и культуры. Многие семьи отдавали своих 5-6 летних детей-мальчишек в монастыри для получения образования. В них изучались тибетский язык, алхимия, поэтика, ботаника, фармакология, анатомия, медицина, философия. В хүрээ создавались богатейшие библиотеки со светскими и буддийскими книгами и рукописями, печаталась религиозная литература. Некоторые образованные люди, входившие в состав первых членов правительства Тувинской Народной Республики — руководители, так и канцелярские работники, являлись выходцами из ламской среды. Так, основатель тувинской государственности Монгуш Буян-Бадыргы (1892-1932) был учеником известного монгольского ламы Оксала Уржута. Он помимо родного языка знал русский, монгольский, тибетский, китайский языки.

Среди образованных лам были и писцы, которые переписывали религиозные тексты – сутры на тибетской и монгольской грамоте. В экспозиции музея представлены самые распространенные сутры, которые имелись почти во всех семьях и читались при всех жизненных обстоятельствах — для предотвращения болезни и несчастья, для умножения скота и богатства и т.д. Например, сутра «Чадамба» на старомонгольской и тибетской письменностях. После ее прочтения устраняются все неблагоприятные обстоятельства. Кроме этого в экспозиции представлены деревянные матрицы для печатания текстов сутр на тибетском языке.

В начале 1920-х гг., с основанием Тувинской Народной Республики (1921 г.), правительством Тувы неоднократно поднимался вопрос о создании национальной письменности, о повышении культурно-образовательного уровня коренного населения, поскольку государственное образование по охвату обучением серьезно уступало монастырскому. Руководство республики неоднократно обращалось за помощью к советским ученым. В это же время тувинскую письменность поручили разработать настоятелю Верхне-Чаданского монастыря Монгушу Лопсан-Чимиту (1888-1940). Он был образованным человеком, прошедшим обучение в Монголии и Тибете, владел монгольским, китайским, латинским, немецким, английским языками. Лопсан-Чимит разработал алфавит на основе немецкой графики. Но его проект советскими специалистами был оценен критично: звуковой строй был труден и сложен. По этой причине, а также по политическим мотивам из-за того, что он являлся служителем культа, разработанный им алфавит на VIII съезде Тувинской Народно-Революционной Партии (1929 г.) был отвергнут, и принято решение обратиться за помощью к советским специалистам.

В 1929 году по заказу руководства Тувы профессор Н.Н. Поппе разработал и представил проект тувинской письменности, созданный на основе единого ново-тюркского алфавита. Но, несмотря на его достоинства, этот алфавит также был отклонен. Образуется лингвистическая комиссия при НИАНКП (научно-исследовательская ассоциация национальных и колониальных проблем) для создания алфавита, правил орфографии и букваря. В разработке письменности участвовали А.А. Пальмбах, С.Е. Малов, Н.Ф Яковлев, Н.Н. Поппе. Комиссии помогали также студенты-тувинцы, обучавшиеся в то время в Москве. В апреле 1930 г. на совещании по разработке тувинского алфавита и орфографии в НИАНКП ново-тюркский латинизированный алфавит принимается как основа тувинской письменности. В начале июня 1930 года в Туву прибыла научная экспедиция НИАНКП. 28 июня 1930 г. декретом правительства Тувинской Народной Республики была введена письменность на основе ново-тюркского латинизированного алфавита [3, с.270].

Некоторое время использовался латинизированный ново-тюркский алфавит. На этом алфавите выпускались книги, учебники, газеты, журналы, агитационные плакаты периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., которых тоже можно увидеть в экспозиционных залах тувинского музея. Со второй половины 1930-х гг., начался массовый перевод письменности народов СССР с латинской на русскую графическую основу. Их примеру последовала и Тува. В апреле 1941 г. XII съезд Тувинской Народно-Революционной Партии принял соответствующее решение. Подготовка проекта новой письменности осуществлялась комиссией по языку и письменности при Совете Министров Тувинской Народной Республики, членами которой являлись А.М. Белек-Баир, С.С. Лопсан, Л.Б. Чадамба, А.М. Чымба, а руководил этой работой А.А. Пальмбах. Перевод тувинской письменности на русскую графическую основу завершился в 1945 г., с вхождением Тувы в состав СССР (1944 г.) [3, с.271]. С тех пор тувинский народ полноправно имеет свою письменность, алфавит из 36 букв с национальными буквами ө,ң,ү.

Литература:

1. Будегечи Т. Художественное наследие тувинцев. М., 1995. 2. История Тувы. В 2 т. -Том I. – 2-е изд., перераб. и доп. / Под общ. Ред. С.И. Вайнштейна, М.Х. Маннай-оола. – Новосибирск: Наука, 2001. – 367 с. 3. История Тувы: В 3 т. – Т.II / Под общ. Ред. В.А. Ламина. – Новосибирск: Наука, 2007. – 430 с. 4. Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. Издательство Московского университета. М., 1969.-210 с.

Монгуш Ч.А-С., зав. отделом археологии и этнографии

Поделиться в сети
ВК FB