Дата: 2019-11-29 09:40:45 | Номер новости: 69226 | Постоянная ссылка | Источник: Газета "Тувинская правда" | Автор -admin | Ссылка на источник

Дом, где дают шанс

Это учреждение особенное. Не просто школа, где дают знания. Многие из поступивших сюда малышей только здесь начинают понимать мир, который простирается вокруг них – осмысливают его и учатся в нём жить. Детям, которые родились глухими или с раннего возраста потеряли возможность слышать, здесь дают шанс на яркую, полноценную жизнь в обществе. В ноябре единственная в республике школа для детей с нарушениями слуха отметила юбилей. Вот уже шестьдесят пять лет самые добрые и внимательные, самые терпеливые и квалифицированные педагоги-целители скрупулёзно трудятся в своём общем доме. И каждый день их работы творит волшебство. Такое, которое нельзя ни объяснить, ни переоценить.

* * *

Узкие лестницы, коридоры-лабиринты, в которых легко заблудиться. Здесь и тепло, и как-то по-особенному светло – хотя и тесновато. Здесь, на улице Ленина, неподалёку от парка, и находится эта школа. По соседству, в том же здании, – учебный корпус ТувГУ. Но территория школы огорожена и охраняется, здесь свой микромир.

Именно сюда поступают семилетние малыши с особенным восприятием мира. Сначала в нулевой, подготовительный класс, где на протяжении года у них укрепляют и развивают социальные навыки, которые порой недостаточно сформировали дома. Здесь они живут, пока не окончат начальную школу. Верхние этажи здания заняты интернатом: на одном – территория мальчиков, на другом – девочек.

Общие классные комнаты здесь перемежаются с кабинетами индивидуальных занятий: с каждым ребёнком ежедневно работает целая команда специалистов. Кроме классного руководителя и учителей по отдельным дисциплинам, это психолог, дефектолог, сурдопедагог и два воспитателя. Последние находятся с детьми круглосуточно.

Ребят в классе немного. Например, у Чечены Серен – восемь воспитанников. За урок она должна отработать с каждым из них. Чтобы малыши хорошо видели свою классную маму, парты составлены полукругом к учительскому столу. Каждая оборудована специальной аппаратурой для подключения наушников, регулировки громкости. На столе у учителя – микрофон на длинной гибкой ножке.

* * *

Сегодня в специализированной школе-интернате воспитывается 161 ребёнок. 81 из них – младшеклашки. Учителя и воспитатели – люди ответственные, надёжные, проверенные временем. Большинство – стажисты, отдавшие десятилетия своей жизни этой благородной работе. Алевтина Базыр-Тара в школе более сорока лет. В профессию пошла осознанно: её младшая сестра в детстве лишилась слуха, и Алевтина Шагдыровна рано узнала, что такое неслышащий ребёнок. Сама училась общаться с сестрёнкой, помогать ей приспосабливаться к миру, преодолевать трудности. А когда повзрослела, приняла решение посвятить этой работе жизнь. Получив высшее образование, какое-то время работала сурдопереводчиком в обществе глухих, а потом устроилась в школу. Да так в ней и осталась. Сегодня она - ведущий специалист школы, один из её старейших работников.

Одну запись в трудовой книжке имеет и нынешний директор школы Саяна Шожал. И она пришла в сурдопедагогику по зову сердца и уже 27 лет в ней.

Все 99 педагогов – учителей и воспитателей – ведут тщательную ежедневную работу с малышами. Случайных людей здесь нет. Все имеют специальное, сурдопедагогическое, образование.

– Один из наших директоров говорил так: кто здесь три года выдержал – здесь и останется, – вспоминает с улыбкой Ольга Щербакова, проработавшая в школе уже больше четверти века. Сама она после окончания педа пробовала себя в садике, но кто-то посоветовал: есть такая интересная школа – сходи-ка туда. И девушка сходила. Директор приняла её, посмотрела, послушала. Приходи, говорит, завтра. И так – целую неделю. Каждый день к восьми утра Ольга – как штык у директора.

– Думаю, она так ко мне приглядывалась, соответствую ли я каким-то её требованиям – а  всех подряд она не брала, сюда попасть трудно было. Но меня взяли. Страшно было, конечно, – но я же смелая! На свой страх и риск пришла в школу и молодая учительница Чечена Серен. За плечами у неё тоже был опыт работы в детском саду, а в сердце – большое желание одолеть эту неизвестную, пугающую высоту и помогать детям.

Первое задание, которое неизменно получали новички, – за пару дней выучить дактильную азбуку. Чтобы разговаривать с детьми. Первая самая сильная эмоция – концерт воспитанников. В школе с 1997 года существует творческий ансамбль «Звёздочки», теперь уже лауреат многочисленных конкурсов, который любят и принимают с особым трепетом. Ребята выступают на грани возможного, поют и танцуют, а публика в зале в это время испытывает невероятное душевное потрясение. Даже учителя – и те плачут, наблюдая за своими птенцами.

Многие из них, стоящих на сцене, пришли в школу, не умея даже правильно дышать. Десятки часов напряжённой терпеливой работы уходят на то только, чтобы выправить дыхание и поставить малышу голос. Неудивительно поэтому, что каждому из них педагоги отдают часть своего сердца. Родители, когда сами видят потом, что их безмолвное чадо начинает понимать речь, пытается говорить и даже читает, пишет, – сами теряют дар речи от счастья.

* * *

161 воспитанник: много это или мало? Ведь и медицина за полвека шагнула далеко вперёд. Конечно, сегодня в начальной школе не встретишь переростков, как это было в 60-70-х годах, когда иные ученики на полголовы возвышались над своими учителями, а порой даже были и старше их. Сегодня глухоту у детей диагностируют рано.

Однако число воспитанников специализированной школы с годами не уменьшилось. Наоборот. Если раньше, говорят учителя, перед учебным годом набиралась одна подготовительная группа, то теперь – две. Более того. Раньше дети поступали преимущественно с диагнозом «глухота», а теперь этот диагноз нередко осложняется одним-двумя сопутствующими, связанными с нарушением интеллекта. С такими ребятишками работать ещё сложнее.

Глухота у ребёнка, врождённая она или приобретённая, это не приговор. Глухой ребёнок при правильной работе с ним очень отзывчив: у него отличная память, он эмоционален, любознателен, контактен и легко восприимчив. Он тянется к знаниям. Из школы выпускаются ребята, максимально приспособленные жить в обществе слышащих людей. Они очень спортивные и творческие. Заканчивают высшие учебные заведения и показывают себя отличными специалистами. Открывают собственное дело, работают в разных сферах. В старшей школе, кстати, на средства от выигранных грантов оборудованы отличные учебные мастерские, где подростков учат обувному, швейному и столярному делу.

Много среди выпускников школы ярких спортсменов. Это дзюдоистки Дженни Чамыян и  Чаяна Ооржак, борец Сонам-Церин Монгуш, шахматист и тхэквондист Алдар Ооржак. Есть и талантливые художники – Стас Оолакай и Чаян Салчак. Последний открыл собственную художественную мастерскую в Новосибирске.

Как быстро ребёнок совладает со своей особенностью и насколько успешно адаптируется в обществе – зависит не только от учителей и специалистов. Колоссальную работу со своим ребёнком должны вести родители. Особенно напряжённый труд требуется в случаях, когда есть сопутствующий диагноз. Однако, как показывает практика, не все родители это осознают. Многие впадают в уныние, когда понимают, какое испытание им выпало, ищут виноватых и дистанцируются от ребёнка. Другие перекладывают ответственность на педагогов, не слушая, что им говорят. Между тем, главное, что от них требуется, это общаться со своим чадом. Как можно больше с ним разговаривать. Медленно и терпеливо проговаривать каждое слово, потому что именно общение и бесконечное повторение одного и того же – залог максимально быстрого прогресса.

* * * Шестьдесят пять лет назад школа для глухих детей набрала своих первых воспитанников в Ак-Довураке. Это были тринадцать ребят разного возраста. Потом учебное заведение переезжало много раз. Базировалось оно и в посёлке Черби, и в Кара-Хааке. В Кызыле – с 1964-го года. Всё это время воспитанники живут в здании на Ленина, 3. А последние пять лет здесь обитают только малыши; старшеклассники переехали в микрорайон Спутник.

Справедливости ради надо сказать, что и то, и другое здания мало приспособлены для учебного заведения. У малышей, например, нет даже спортивного зала: уроки физкультуры проходят в цокольном этаже помещения.

Ребята, конечно, любят свой второй дом таким, какой он есть. Но втайне мечтают о современных комфортных классах с компьютерами, интерактивными досками и стационарными слуховыми аппаратами, об оборудованном спортивном зале, где можно было бы тренироваться после уроков, о комнате отдыха с мягкими диванами, о чудесном саде во дворе школы и живом уголке с огромным аквариумом… Об этом они пишут в своих сочинениях. Таких кардинальных перемен нынешние выпускники школе могут только пожелать. А вот малыши, живо снующие по своим узким коридорчикам, которые с нескрываемым любопытством вглядываются в посетителей и приветливо, хотя и немного невнятно, восклицают им: «Здравствуйте!» –  может быть, эти ребята станут всё же свидетелями добрых перемен.

Меняются времена, совершенствуется медицина, а необходимость в этой школе не пропадает. Она была нужна 65 лет назад – нужна и сегодня. Может быть, даже ещё больше. Дети всё чаще рождаются с разными патологиями. Каждый из них, какой бы диагноз ему не поставили, должен получить шанс на полноценную жизнь. Однако ни одна общеобразовательная школа, прими она в свои классы этих ребят, не в состоянии дать им того внимания, той заботы, какими они окружены в специализированном интернате.

Виктория КОНДРАШОВА

Фото автора

 

29.11.2019№: 133 social_buttonsРубрика: Образование

Поделиться в сети
ВК FB